Полет кораблей "Союз" и "Аполлон"  (автор картины Robert McCall)
Полет кораблей "Союз" и "Аполлон"
(автор картины Robert McCall)
Программа совместного экспериментального полета американского и советского космических кораблей (КК) типа «Аполлон» и «Союз» (сокращенно ЭПАС - Экспериментальный Полёт "Аполлон" - "Союз"; англ. ASTP - Apollo-Soyuz Test Project), была утверждена Соглашением между СССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях 24 мая 1972 г.

 

 

 

 

Директорами проекта были назначены: с советской стороны – член-корреспондент АН СССР К.Д. Бушуев, с американской – доктор Г. Ланни.

В.Н. Кубасов, А.А. Леонов, К.Д. Бушуев, Г.С. Ланни, Т. Стаффорд, В. Бранд, Д. Слейтон. Космический центр им. Джонсона (США). Апрель 1974 г.
В.Н. Кубасов, А.А. Леонов, К.Д. Бушуев, Г.С. Ланни, Т. Стаффорд, В. Бранд, Д. Слейтон.
Космический центр им. Джонсона (США). Апрель 1974 г. 

Предыстория

Контакты между советскими и американскими учеными начались со времени запусков первых советских искусственных спутников Земли. Первое соглашение о сотрудничестве в области мирного изучения космоса между Академией наук СССР и НАСА было подписано в июне 1962 г. Тогда начался широкий обмен мнениями и взаимное ознакомление с результатами космических экспериментов.
Инициаторами обсуждения вопросов о возможности сотрудничества СССР и США в области пилотируемых полетов были президент Академии наук (АН) СССР академик
М. В. Келдыш и директор национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА) доктор Пейн.
В октябре 1970 г. в Москве состоялась первая встреча специалистов СССР и США. Делегации возглавляли: американскую делегацию – директор центра пилотируемых полетов имени Джонсона доктор Р. Гилрут, советскую – председатель Совета по международному сотрудничеству в исследовании и использовании космического пространства «Интеркосмос» при АН СССР академик Б. Н. Петров. Были образованы рабочие группы для согласования технических требований по обеспечению совместимости советских и американских кораблей.
В 1971 г. сначала в июне в Хьюстоне, затем в ноябре в Москве состоялись встречи специалистов АН СССР и НАСА США. Были рассмотрены технические требования к системам космических кораблей, согласованы принципиальные технические решения и основные положения по обеспечению совместимости систем, а также возможность осуществления в середине 70-х годов пилотируемых полетов на существующих космических кораблях.

Пленарная встреча советских и американских специалистов по программе «Союз–Аполлон». Июль 1972 года. Хьюстон
Пленарная встреча советских и американских специалистов по программе «Союз–Аполлон».
Июль 1972 года. Хьюстон

Основные цели ЭПАС

Основными целями программы были:

  • создание и испытание элементов совместимой системы сближения на орбите;
  • создание и испытания андрогинных (активно-пассивных) стыковочных агрегатов;
  • проверка техники и оборудования для обеспечения взаимного перехода космонавтов из корабля в корабль;
  • накопление опыта в проведении совместных полётов космических кораблей СССР и США, включая, в случае необходимости, оказание помощи в аварийных ситуациях;
  • изучение возможности управления ориентацией состыкованных кораблей, межкорабельной связи;
  • координация действий американского и советского Центров управления полетом.

Подготовка полёта

В процессе подготовки полета советскими и американскими конструкторами был решен комплекс сложных проблем по обеспечению совместимости средств взаимного поиска и сближения космических кораблей, их стыковочных агрегатов, систем жизнеобеспечения, средств связи и управления полетом и т. д.
По требованию НАСА дата полёта была утверждена в 1973г. Итоговый документ о готовности к полёту был подписан 24.05.1975г., с советской стороны – академиком В.А. Котельниковым, с американской – доктором Дж. Лоу. Утверждена была дата старта кораблей.

Как готовили корабли

Было большое количество трудных вопросов в подготовке к совместному полету. Один из них - разная газовая атмосфера в кабинах космических кораблей. Системы обеспечения газового состава воздуха на космических кораблях разных стран существенно отличались. В "Союзах" состав и давление воздуха приближены к обычным показателям на Земле. Американские астронавты дышали почти чистым кислородом при пониженном давлении. Чистый кислород позволял получить выигрыш в весе, поскольку кислородная установка легче, но при этом резко возрастала пожароопасность. Достаточно малейшей искры, чтобы все вспыхнуло внутри корабля.
Помимо этого, переход из одного корабля в другой мог привести к травмам от резкой смены атмосферы. Для решения этой проблемы был специально разработан и запущен вместе с «Аполлоном» переходный отсек-шлюз. Для создания переходного отсека были использованы наработки по лунному модулю, в частности, использовался тот же стыковочный узел для соединения с кораблём. Давление атмосферы в «Аполлоне» немного подняли, а в «Союзе» снизили до 530 мм рт ст, повысив содержание кислорода до 40%. В результате длительность процесса десатурации (выведение из организма азота путем дыхания кислородом с целью профилактики декомпрессионных расстройств) при шлюзовании сократилась с 8 часов до 30 минут.
Другие не менее сложные проблемы стояли перед специалистами. Поисками путей взаимного сближения, технических возможностей кораблей занялись специалисты обеих сторон в пяти рабочих группах.
В.П. Легостаев с советской стороны, Д. Читем и Г. Смит – с американской возглавили группу, которой предстояло добиться совместимости систем сближения кораблей. Эти системы оказались совершенно несовместимыми. Правда, на обоих кораблях для измерения расстояния при сближении использовались радиосистемы, однако рабочие частоты и методы получения информации были разные. Мало того, на кораблях «Союз», например, относительная скорость измеряется с помощью радиосистемы, а на корабле «Аполлон» – наряду с радиосистемами используются оптические средства. Немало пришлось потрудиться специалистам этой группы, чтобы найти нужное решение.
Группе специалистов под руководством В.С. Сыромятникова, Д. Уэйда и Р. Уайта досталась, пожалуй, наиболее трудоемкая работа. Дело в том, что стыковочные агрегаты на «Союзе» и «Аполлоне» хотя и построены по одной и той же общей схеме «штырь – конус», тем не менее, были не способны работать совместно. Не осталось ничего иного, как разработать новую унифицированную конструкцию, которая обеспечила бы стыковку корабля с любым другим, независимо от того активный он или пассивный. Так родилась конструкция принципиально нового типа – андрогинное периферийное стыковочное устройство.

На рисунке А.А. Леонов изобразил два стыковочных узла: синий - американский, красный - корабля "Союз"
Стыковочный узел 

На рисунке А.А. Леонов изобразил два стыковочных узла: синий - американский, красный - корабля "Союз".
И еще одна загвоздка: корабли "Союз" и "Аполлон" разного веса. Как они поведут себя в космосе при стыковке?
Словом, трудностей было множество. Была найдена орбита, на которой удобней всего можно "собрать" "Союз" и "Аполлон" в один космический дом, придуман переходный отсек - стыковочный модуль, длина которого составила 3,2 метра, а диаметр чуть меньше двух метров (обозначен на рис. слева).
Проектная увязка технических решений, баллистическое обеспечение, научные эксперименты и многое другое, относящееся к проекту в целом, легло на плечи группы специалистов, которой руководили В. А. Тимченко и П. Франк.
Существовала ещё такая проблема, как организационная совместимость. Это поиски соответствия в структурах различных подразделений специалистов и уяснение общих терминов, условных обозначений, выбор единых систем координат, исходных данных для совместных расчетов, формы и содержания документов, обеспечивающих взаимодействие и обмен информацией, согласование методики выполнения отдельных операций, вопросы подготовки космонавтов и наземного персонала.
Многое в то время делалось впервые, много решений можно было опробовать только на практике. Испытания модифицированного варианта корабля «Союз» включали 3 полёта - два беспилотных и один пилотируемый - "Союз-16". Пилотируемый полёт состоялся в декабре 1974 г. - за семь с половиной месяцев до старта кораблей "Союз-19" и "Аполлон" (об этом полёте см публикацию на нашем сайте "40 лет первому полету космического корабля «Союз-16»").

Подготовка экипажей

Состав экипажей

Состав экипажей

Советский:

  • Алексей Леонов - командир, 2-й полёт;
  • Валерий Кубасов - борт-инженер, 2-й полёт.

Американский:

  • Томас Стаффорд - командир, 4-й полёт;
  • Вэнс Бранд - пилот командного модуля, 1-й полёт;
  • Дональд Слейтон - пилот стыковочного модуля, 1-й полет.

Первая встреча смешанного экипажа в полном составе состоялась 19 ноября 1973 г. в Звёздном.
При подготовке экипажей главной проблемой стало изучение языка другой страны. На подготовку было выделено два года, и за это время вся пятерка научилась великолепно понимать друг друга на "рустоне", как в шутку стали называть смешанный англо-русский язык. "Рустон", образованный из соединения слов "русский" и "Хьюстон", доставил немало хлопот техническому персоналу программы ЭПАС как с советской, так и с американской стороны. Переговоры во время совместных тренировок порой были не в состоянии перевести даже самые опытные переводчики. В конце концов, было предложено во время полета американцам говорить по-русски, русским - по-английски.
Что касается техники - все было проще. И русские, и американцы вместе работали на тренажерах, осваивали технику друг друга. Советские космонавты настолько хорошо изучили "Аполлон", а американские "Союз", что могли заменить друг друга и работать в смешанных экипажах.

К.Д. Бушуев (в центре) рассказывает экипажам об особенностях корабля "Союз"
К.Д. Бушуев (в центре) рассказывает экипажам об особенностях корабля "Союз" 

"Страховка" от нештатной ситуации

В случае, если бы "Союз-19" не дождался "Аполлона" на орбите или сам по каким-либо непредвиденным причинам должен был бы совершить посадку, его место на орбите заняли бы Анатолий Филипченко и Николай Рукавишников, стартовав на резервном "Союзе" для второй попытки встретиться с "Аполлоном". Это были опытные космонавты, которые уже совершили полет на "Союзе-16", провели испытания модификации корабля для стыковки и работы с "Аполлоном".
На Земле был детально проработан план действий и на тот случай, если поиск и сближение "Союза" и "Аполлона" почему-либо нарушатся. Предусматривалось, например, что если "Аполлон" из-за погоды не сумеет взлететь, то "Союз" будет дожидаться его на орбите дополнительно сутки, двое, трое и даже четверо. Было согласовано и внесено в бортовую документацию, что делать, если на одном из кораблей вдруг выйдет из строя стыковочное устройство или погаснут огни ориентации. Предусматривалось также и как поступать экипажам при нарушении герметичности корабля, при отказе радиооборудования, при пожаре и т.д.

Центры управления полётом

Советский Центр управления полётом обеспечил совместно с ЦУПом в США реализацию проекта «Союз–Аполлон». Нелегкая задача досталась специалистам во главе с А. С. Елисеевым и П. Франком: управлять полетом кораблей из двух мест, удаленных друг от друга на огромное расстояние, сложно само по себе. А здесь понадобилось координировать работу советских и американских специалистов, обладавших многолетними традициями и опытом, не всегда одинаковыми.
С 27 июня 1975 г. между Москвой и Хьюстоном была установлена прямая телефонная и телевизионная связь.
29, 30 июня и 1 июля состоялась комплексная совместная тренировка. Советский экипаж занял места в тренажере "Союза" в Звёздном, американцы - в тренажере "Аполлона" в Хьюстоне. Занял свои рабочие места и весь персонал советского и американского Центров управления полетом. По времени это продолжалось ровно столько, сколько экипажам предстояло провести времени в космосе от сближения кораблей до их расстыковки и проведения двух совместных научных экспериментов. Экзаменаторы задавали экипажам каверзные вопросы, проигрывали нештатные ситуации.
Тренировка закончилась успешно. Экипажи получили отличные оценки. Была подтверждена их готовность к полёту.

Хронология полёта

15 июля 1975 г. в 15 ч. 20 мин. (мск) с космодрома Байконур был запущен КК «Союз-19» с космонавтами А.А. Леоновым и В.Н. Кубасовым, а в 22 ч. 50 мин. с космодрома на мысе Канаверал (штат Флорида) - КК «Аполлон» с космонавтами Т. Стаффордом,
Д. Слейтоном и В. Брандом.

А.А. Леонов и В.Н. Кубасов перед стартом
А.А. Леонов и В.Н. Кубасов перед стартом

"Союз-19" вышел на орбиту, очень близкую к расчетной. Первые витки корабль делает не по кругу, а по эллипсу с расстоянием
186 км в перигее и 221 км в апогее. "Аполлон" стартовал в плоскости "Союза", и в момент его выхода в космос корабли разделяли примерно шесть тысяч километров.
На четвертом витке был проведен первый маневр по формированию орбиты "Союза". Повторная коррекции орбиты была проведена на семнадцатом витке, чтобы окончательно сформировать монтажную орбиту. Теперь корабль двигался уже по кругу, удалённому от Земли на 225 километров. Экипаж "Аполлона" также провел свой первый маневр, чтобы не потерять "Союз" из виду.
К 12 часам мск 17 июля 1975 г. "Союз" совершил 30 витков вокруг Земли, из них 13 витков на монтажной орбите. Отклонение от расчетного значения составило всего 250 метров - при допустимой величине полтора километра, а отклонение времени прихода корабля в заданную точку орбиты - семь с половиной секунд, при допустимом отклонении в полторы минуты.

Дружеские шаржи А.А. Леонова Дружеские шаржи А.А. Леонова
Дружеские шаржи А.А. Леонова

На "Союзе" работали световые маяки, а при сближении с "Аполлоном" были включены боковые огни ориентации. Световые маяки позволили американцам увидеть советский корабль с расстояния в несколько сот километров.

Картина А. Леонова
Картина А. Леонова

17 июля в 19 ч. 12 мин. (на 36-м витке полета КК «Союз») была осуществлена стыковка обоих КК. Космонавт Алексей Леонов описывает это событие в книге "Солнечный ветер":

"На 34-м витке мы установили с "Аполлоном" прямую радиосвязь - корабли в это время находились над Атлантическим океаном, и нас разделяло всего 430 километров.
- "Союз"! - раздался в наушниках голос Томаса Стаффорда, говорившего по-русски.
- Добрый день, как слышите меня?
- Слышу хорошо, привет всем! - ответил я ему по-английски.
Сближение проходит нормально. Мы чётко выдерживаем монтажную орбиту. "Аполлон" все еще идет ниже нас. Я разворачиваю "Союз" на шестьдесят градусов вокруг продольной оси: в момент стыковки антенны "Аполлона" должны быть направлены на американский спутник связи, "зависший" над Кенией, а уже через спутник пойдет радио- и телевизионная передача на Землю.
А Земля волнуется. Валерий держит устойчивую связь с Москвой, я работаю с "Аполлоном" и Хьюстоном.
- Вам, Валерий, по русскому обычаю, «ни пуха, ни пера», - передают из нашего Центра.
- А американским парням передайте - мы держим пальцы крестом.
Расстояние между "Союзом" и "Аполлоном" сокращается. У меня установлена двусторонняя радиосвязь с Томом.
- Слышу тебя хорошо, Алексей, - говорит Том.
- Красивая картинка, - отвечаю ему.
- Корабль точно в центре.
Разворот вокруг своей продольной оси "Союз" начал в 19 час. 04 мин. и 47 сек.- Валерий точно зафиксировал это время.
Три направляющих лепестка стыковочного узла "Аполлона" оказываются между лепестками стыковочного узла "Союза". Потом - легкий толчок и сигнал на приборной доске: "Сцепка". Жесткий захват. Стыковка выполнена! Вэнс Бранд передает, что включил механизм стягивания. 20-тонным усилием "Союз" и "Аполлон" образовали новый прочный космический дом.
Время - 19 час.9 мин. Стыковка произошла на три минуты раньше графика. "Лихачество" Тома? Сменный руководитель полета В. Благов смеется:
- Стаффорда нам удалось обратить в свою веру. Стыковка была мягкой".

Потом было знаменитое рукопожатие в космосе.

Т. Стаффорд и А. Леонов: рукопожатие в космосе
Т. Стаффорд и А. Леонов: рукопожатие в космосе

Экипажи отправились друг к другу в гости. Вначале в "Союз" пришли Томас Стаффорд и Дональд Слейтон.
Подписали документ о первой международной стыковке в космосе и собрали памятные медали из половинок, которые каждый экипаж взял с собой с Земли.
Валерий Кубасов тем временем отправился в "Аполлон" к Вэнсу Бранду. Они провели совместный научный эксперимент "универсальная печь" по сварке. На следующий день, 18 июля 1975 г., когда А. Леонов был гостем "Аполлона", они с Томом собрали из небольших металлических пластинок две памятные доски с изображением государственных гербов СССР и США. На каждой из этих досок стояла дата стыковки кораблей.
Успешная стыковка подтвердила правильность технических решений, разработанных и реализованных в творческом содружестве советскими и американскими учеными, конструкторами и космонавтами. Можно сказать, что "Союз" - "Аполлон" - стал прообразом будущих международных орбитальных станций.

Эмблема программы ЭПАС
Эмблема программы ЭПАС

Схема полёта космических кораблей по программе ЭПАС
Схема полёта космических кораблей по программе ЭПАС

Схема полёта космических кораблей по программе ЭПАС  (рис. из Музея истории космонавтики, г. Калуга)
Схема полёта космических кораблей по программе ЭПАС
(рис. из Музея истории космонавтики, г. Калуга)

19 июля на 64-м витке КК «Союз» была проведена расстыковка кораблей, на 66-м витке корабли были вновь состыкованы. Окончательно корабли расстыковались на 68-м витке, после чего их полет проходил по самостоятельным программам:

  • 21 июля 1975 г. спускаемый аппарат советского корабля приземлился в 54 километрах северо-восточнее города Аркалык;
  • 25 июля американский корабль приводнился в Тихом океане, примерно в 600 километрах от Гавайских островов.

Общее время полета КК «Союз-19» составило 5 суток 22 ч. 31 мин, КК «Аполлон» - 9 суток 1 ч. 28 мин, общее время полета кораблей в состыкованном состоянии -
46 ч. 36 мин.

Эксперименты

В совместном полете были проведены следующие научные исследования и технические эксперименты:

  • «Искусственное солнечное затмение» - изучение с КК «Союз» при затмении Солнца тенью КК «Аполлон» солнечной короны и окружающих корабль газов;
  • «Ультрафиолетовое поглощение» - измерение концентрации атомарного кислорода и азота в космосе на высоте полета;
  • «Зонообразующие грибки» - изучение влияния совокупности факторов космического полета - невесомость, перегрузки, космическое излучение - на основные биологические ритмы;
  • «Микробный обмен» - исследование обмена микроорганизмами в условиях космического полета между членами экипажа и экипажами разных КК;
  • «Универсальная печь» - выяснение влияния невесомости на некоторые металлургические и кристаллохимические процессы в металлических и полупроводниковых материалах и др.

Уже 15 июля А.А. Леонов и В.Н. Кубасов начали биологические эксперименты, в том числе с семенами различных растений и мальками аквариумных рыбок Данио Рерио. Подобную работу уже провели к тому времени на "Союзе-16" Анатолий Филипченко и Николай Рукавишников, и теперь важно было сравнить результаты.
Всего по программе было проведено 34 эксперимента, из них: 5 совместных, 6 советских и 23 американских.
Пять совместных экспериментов были посвящены изучению химического состава атмосферы, биологии, исследованию Солнца и проведению технических процессов в космосе - созданию новых материалов и сплавов в условиях невесомости (космонавты помещали образцы различных металлов в электрическую плавильную печь на борту «Аполлона»). Шесть советских экспериментов касались области астрофизики и биологии. Американские астронавты проводили исследования, относящиеся к изучению земных ресурсов, геологии, загрязнению атмосферы, астрономии, биологии и обработке металлов.
Многие из этих экспериментов проводились и ранее. Но в программе ЭПАС были использованы новые методы в изучении Земли из космоса, в исследовании живых клеток, в поисках источников ультрафиолетовых излучений.

Некоторые технические особенности

"Аполлону" в программе ЭПАС отводилась активная роль - поиск "Союза" и сближение с ним, а "Союз", взлетев раньше, должен был сформировать монтажную орбиту, передать ее параметры "Аполлону" и ждать его. Это было обусловлено тем, что американский корабль был обеспечен бо́льшим запасом топлива (поэтому, кстати, он имел и бо́льшие размеры).

Глядя на макет состыкованных кораблей, который находится в музее РКК "Энергия" (фото в конце статьи), очень ясно видно, что размеры "Аполлона" значительно превышают размеры корабля "Союз", так что представляется, будто советский корабль имеет меньший внутренний объем и менее удобен. Однако это не так. Свободный объем жилых отсеков КК "Союз" составляет 6,5 м3; свободный объем герметичной кабины экипажа корабля "Аполлон" - 6,1 м3 + объем переходного отсека. Таким образом, это сравнительно равные величины. По воспоминаниям А. Леонова "двухкомнатное" исполнение "Союза" имеет к тому же свои плюсы с бытовой точки зрения: компоновка "Союза" гораздо лучше продумана и гораздо более удобна, чем на "Аполлоне". Американцы с удовольствием посещали советский корабль.

Возникали непредвиденные ситуации. Так, на "Союзе" перед стартом "ослепла" телевизионная аппаратура, а у американцев во время полёта стыковочный узел не поддавался разборке из-за монтажной ошибки одного из люков переходного шлюза. Переход между кораблями был под угрозой.
На Земле специалисты стали спешно изучать причины неисправностей. С телевизором ситуация быстро прояснилось - обнаружилась неисправность блока, который должен был подключать к бортовому передатчику разные телевизионные камеры, расположенные внутри корабля. Было решено обойти неисправный участок прибора и замкнуть цветные телевизионные камеры прямо на передатчик. Командир экипажа поддержки В. Джанибеков проделал всю эту работу на Земле и передал на орбиту свои рекомендации. Ремонт был произведён оперативно. Причём, вместо изоленты, которой не оказалось на борту, космонавты использовали лейкопластырь.
Американцы свой люк после консультаций с Землёй тоже починили.
Были и другие неожиданности. При проведении повторной стыковки, в которой "Союз" был активным, во время процесса стягивания кораблей после сцепки пилоту "Аполлона" вдруг показалось, что ориентация его корабля нарушилась. Он взялся за ручки управления и "поправил" ориентацию. А "Союз" в этот момент висел на выдвинутых амортизационных штангах. Возникли угловые нагрузки, "Союз" заходил туда-сюда на амортизаторах, всё заскрежетало, но выдержало. Стягивание завершилось, и стыковка состоялась. По протоколу этот момент был предусмотрен - в процессе стягивания запрещалось включать двигатели ориентации. Проведённое в дальнейшем расследование показало, что нагрузки на амортизационные штанги превысили расчётные, но штанги выдержали. А если б не выдержали, то все бы потом сказали, что у "Союза" при стягивании сломался стыковочный узел. А перевод стрелок на "Аполлон" в глазах общественности, естественно, выглядел бы как отмазка. Эта история получила развитие - на заключительном заседании советская сторона потребовала объяснений. В итоге американцам пришлось извиняться.
При посадке «Аполлона» из-за ошибки астронавтов не была включена автоматическая программа, ввод парашютов, отключение двигателей ориентации было произведено вручную на высоте 2,5 км. Двигатели РСУ при этом продолжали работать и после открытия воздушного клапана, стараясь погасить естественное раскачивание СА под парашютами. При этом в отсек экипажа прорвались пары окислителя (ядовитая четырёхокись азота) двигателей системы управления спуском. После выключения автоматической системы посадки двигатели РСУ, наконец, перестали работать. Приводнившись, СА перевернулся. Д. Слейтон и В. Бранд потеряли сознание. К счастью, Т. Стаффорд среагировал оперативно, он сумел отстегнуться от привязной системы, достать кислородные маски и надеть их сначала на себя, а затем на остальных членов экипажа. По оценкам врачей астронавты получили около трёх четвертей смертельной дозы ядовитой смеси.

В. Бранд, Т. Стаффорд, А.А. Леонов, В.Н. Кубасов и Д. Слейтон  у макета орбитального комплекса "Аполлон" - "Союз"
В. Бранд, Т. Стаффорд, А.А. Леонов, В.Н. Кубасов и Д. Слейтон
у макета орбитального комплекса "Аполлон" - "Союз" 

Итоги

Совместный полёт пилотируемых кораблей «Аполлон» и «Союз» стал важной вехой на пути технического сотрудничества и непосредственных контактов между двумя бывшими соперниками в космосе. Совместный эксперимент имел большое научное значение. Что же осталось для науки от совместного полета? Вот что ответил на этот вопрос один из участников программы ЭПАС, научный сотрудник НАСА д-р Томас Джули: «Осталось достаточно научного материала, чтобы занять свыше сотни ученых во всем мире на весьма продолжительное время».
Но, несмотря на достаточно большое количество полученной научной и технической информации, основное значение ЭПАС всё-таки политическое. Эта программа показала, что ведущие космические державы, отбросив свои политические и экономические противоречия, могут работать вместе.
Предлагалось несколько вариантов продолжения совместных работ. У НАСА оставались неиспользованные корабли и носители, был проект запуска станции «Скайлэб-2» и стыковки с ней кораблей двух стран. Однако по разным причинам этим планам не дали хода. Следующий совместный полёт русских и американских космонавтов состоялся только в 1994 году.

Заключение

После полёта члены экипажей продолжают общаться, они стали друзьями.
В 2005 г. в Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П. Королева была проведена встреча с участниками работ по программе «Союз-Аполлон». Президент Корпорации приветствовал прибывших в РКК «Энергия» российских космонавтов
А.А. Леонова и В.Н. Кубасова (экипаж корабля «Союз-19»), американских астронавтов Т.П. Стаффорда и В.Д. Бранда (членов экипажа* корабля «Аполлон-18»), а также руководителей и ведущих специалистов предприятия, работавших по этой международной программе.

В музее РКК "Энергия" у макета состыкованных кораблей "Аполлон" и "Союз", 2005 г.
В музее РКК "Энергия" у макета состыкованных кораблей "Аполлон" и "Союз", 2005 г.
В центре в черных костюмах члены экипажей и президент РКК "Энергия" Н.Н. Севастьянов.
Остальные - участники проекта, руководители, технические специалисты.
Справа сзади - реальная капсула спускаемого аппарата корабля "Союз-19" с автографами экипажа 

Участники встречи подчеркнули историческое значение программы ЭПАС, открывшей путь к сотрудничеству двух ведущих космических держав мира в области мирного исследования и освоения космического пространства с использованием пилотируемых средств. Они отметили, что создание и двухсуточный полет на околоземной орбите комплекса «Союз-Аполлон» в результате стыковки кораблей «Союз-19» и «Аполлон-18» стало прологом новых совместных программ в 1990-х годах - «Мир-Шаттл» и «Мир-НАСА», которые легли в основу современного грандиозного проекта Международной космической станции.
Сотрудничество в космосе продолжается, несмотря на любые политические коллизии на Земле.

------------------------------
*) Д. Слейтон умер в 1993 г., в 2014 г. не стало и В.Н. Кубасова

 

 

 

 

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

 

Международная космическая станция Автоматические космические системы Роскосмос РКК Энергия "Морской старт" и "Наземный старт" "Морской старт" и "Наземный старт"